Интервью с заслуженной артисткой России, профессором Уральской Государственной консерватории Тамарой Ильиничной Вольской

 
Интервью с заслуженной артисткой России, профессором Уральской Государственной консерватории Тамарой  Ильиничной Вольской

Тамара Ильинична, на Ваш взгляд, чем отличается публика за рубежом от нашей, российской?

Ну, даже не знаю... Волнуешься везде одинаково.

Несмотря на то, что в России на Ваших концертах намного больше профессионалов?

Вы понимаете, это ведь заблуждение, что мы тут такие великие, а они там ничего не понимают. Это не так. Всё они там, на Западе, понимают. И все ставят на свои места. И надо быть во всеоружии всех своих ресурсов - музыкантских, технических, обаятельных, очень хорошо выглядеть (одно из центральных условий). Но, слава Богу, домристы сегодня поражают воображение. Вот это все вместе учесть, всегда эффектно выглядеть, улыбаться и очень хорошо играть. И самое главное, заряжать их энергией, потому что они там чаще всего какие-то вялые и пассивные. Понимаете, зарубежные слушатели "видывали виды" и их поразить чем-то трудно.

В России действительно, чаще всего мы играем для своих. Наша публика - это ребята, педагоги и наши коллеги, знающие толк во всех тонкостях нашего ремесла, и, конечно, это очень ответственно - играть для столь компетентной публики.

Как Вы видите развитие нашего инструмента, домры, в XXI веке? Куда нам, молодым, направить свои "стопы"?

Я-то думала в какой-то момент, что мы свое слово сказали, и тупик - он перед нами, просто вот - все. Потому что идти по линии развития репертуарной политики по скрипичному образцу, играть все сложнейшие скрипичные произведения - это уже пройденный этап, вот здесь вот тупик. Ограничиться только домровым репертуаром, оригинальной литературой - тоже стенка, тоже нельзя.

Умение чувствовать природу инструмента, не отрываясь от своих национальных корней, расширять свой домровый кругозор до предела - это одна сторона развития. Вообще, я вижу развитие домры в изучении параллельно каждому домристу, я это всегда говорила, на протяжении моей жизни, и трехструнной, и четырехструнной домры. Это очень легко в юном возрасте, в музыкальном училище, я не говорю в школе, может, в этом нет необходимости в школе. Четырехструнную домру необходимо осваивать для того, чтобы достойный скрипичный репертуар играть все-таки на ней, не изменяя тесситуру, с этим я никак не могу согласиться.

Будущее домры я вижу также в содружестве с мандолиной. Мандолина дает нам выход в умение играть музыку эпохи барокко стилистически верно, не применяя тремоло. Это у нас не умеют и не знают домристы. Играют плохо, по незнанию. Это вторая сторона развития.

Совсем недавно мне открыл новые горизонты композитор Михаил Цайгер. Благодаря его новой пьесе "Молитва", над которой я очень тяжело работала, чтобы успеть ее показать на фестивале в Москве (V Международный фестиваль "Созвездие мастеров"), я увидела, что, оказывается, наш инструмент может поднимать философские проблемы на уровень любого другого инструмента. Есть здесь художественные резервы, еще даже не открытые.

И в то же время я стою очень твердо на том, что мы играем на русском народном инструменте. Природу его мы не должны терять.

А как Вы относитесь к этому определению - слову "народник"?

Это немножко неточно. Все-таки мы исполнители на народном инструменте, но мы не народники, здесь идут какие-то другие ассоциации, другого порядка, с народовольческим движением в истории России XIX века. Это не верно. И мы не должны неточно себя определять. Мне кажется, мы, в первую очередь, музыканты, играющие на русских народных инструментах. И всегда в моей программе одна треть, не меньше - это русская музыка, обработки народных мелодий. И я, например, горжусь этим!


На вопросы сайта «Домрист» отвечала заслуженная артистка России,
профессор Уральской Государственной консерватории
 
Тамара Ильинична Вольская.

Беседу вела Вера Махан.

© «Домрист» 2008

Возврат к списку


Обсуждение

(необходима авторизация для участия)