Виктор Иванович Калинский

Виктор Иванович Калинский

Заслуженный артист России, концертмейстер Академического оркестра русских народных инструментов ВГТРК

Беседу с Виктором Калинским ведет солистка Академического оркестра русских народных инструментов ВГТРК, лауреат всероссийских и международных конкурсов Вера Махан.

Виктор Иванович, расскажите немного о себе, как Вы пришли в профессию, как занялись исполнительством на домре, в каких коллективах довелось поработать.

Честно говоря, я не особенно собирался быть музыкантом. Я родился и вырос в Иркутске. В мое детство в музыкальных школах Иркутска не было народных инструментов. Зато был Дворец Пионеров, а при нем замечательные кружки для детей - танцевальный, драматический, баянный оркестр, русский оркестр и много других. Я начал заниматься музыкой во Дворце Пионеров. Сначала туда пошел мой старший брат (ныне артист оркестра ВГТРК, балалаечник Владимир Калинский - прим. ред.), а потом и я. Мне было десять лет.

И прямо сразу на домру?

Да, а поскольку я маленький был, то играл сначала на пикколке. И буквально через год уже играл соло, как сейчас помню, «При долинушке». Потом закончил среднюю школу, пошел в геологи, ходил в геологические походы, даже поступал в университет. В это время брат уехал в Москву. В семнадцать лет всегда хочется оторваться от дома, от родителей, проявить самостоятельность, поэтому вскоре и я, вслед за братом, отправился в Москву.

И действительно, поступил в Гнесинское училище к замечательному педагогу Анатолию Яковлевичу Александрову. В первый год старался изо всех сил, освоил большой репертуар - три части концетра Будашкина, соль-мажорное «Рондо» Моцарта и многое другое. Но тут пришлось прервать учебу - на три года службы в армии. Год служил в ПВО, а два года в солдатском ансамбле, где было много замечательных людей и будущих выдающихся музыкантов. В числе их был и баянист Александр Николаевич Лазарев, впоследствии главный дирижер Большого театра, с которым мы служили в одной казарме.

Вернувшись, продолжил учебу. Потом был Всероссийский конкурс среди музыкальных училищ, где я занял первое место. Анатолий Яковлевич уговаривал меня поступать в Гнесинский институт на дневное отделение, но надо было работать, зарабатывать деньги, помощи-то никакой не было. Пошел на заочное отделение в институт и занимался уже у Рудольфа Васильевича Белова, тогда молодого педагога.

Участвовал в различных конкурсах, фестивалях, самым серьезным из которых стал Первый Всероссийский конкурс исполнителей на народных инструментов, где я стал дипломантом.

Виктор Иванович, Вы очень скромно об этом говорите, поэтому нужно пояснить в первую очередь нашим молодым коллегам, что в то время это был самый солидный и значительный конкурс для народных инструментов. Целая плеяда выдающихся домристов вышла из этого конкурса. Поэтому стать дипломантом тогдашнего Всероссийского конкурса дорогого стоило!

Да, действительно, все было очень строго. Тогда премии и дипломы раздавали не так щедро, как сейчас. Первую премию поделили Александр Цыганков и Тамара Вольская, вторую, по-моему, завоевал Вячеслав Круглов, а два диплома получили я и Светлана Данильян.

Виктор Иванович, расскажите, как Вы начали работать.

Начинал я в Молодежном оркестре у Николая Николаевича Калинина. Потом на Госэкзаменах в училище меня заметил дирижер Ильин и пригласил в ансамбль «Березка». Год я играл в «Березке», но Калинин все равно перетянул меня обратно. В целом с ним мы проработали немало - семь лет. А потом открылись новые вакансии в оркестре радио (ныне АОРНИ ВГТРК им. Н.Н. Некрасова - прим. В.М.), была прекрасная поездка в Испанию. И мы всей семьей - брат, жена (заслуженная артистка России, домристка Татьяна Калинская - прим. В.М.) и я пришли в оркестр радио. И снова я долго не усидел на одном месте - ушел в ансамбль «Россия».

Нисколько не жалею, что поработал в разных коллективах, потому что посчастливилось общаться с выдающимися личностями. И особенно с Людмилой Зыкиной, с которой за пять лет работы исколесили полмира. С ней было работать - не пересказать какое удовольствие! Она уникальная певица и человек.

А потом снова вернулся в оркестр радио и вот уже двадцать с лишним лет я здесь. 

Сколько лет Вы уже на посту концертмейстера оркестра ВГТРК?

Около двадцати, наверное.

У Вас богатый опыт, редкий музыкант может похвастаться таким огромным именно оркестровым стажем, а особенно на посту концертмейстера одного из ведущих оркестров России. Домровая группа оркестра радио всегда считалась лучшей по звучанию, есть ли у Вас какие-то секреты?

Секрет простой - я с 10-ти лет в оркестрах и ансамблях. В целом, почти 50 лет работы!

Но ведь во многом это Ваша заслуга, что домровая группа до сих пор звучит по-особенному?

Тут заслуга в первую очередь Николая Николаевича Некрасова, который возглавляет коллектив уже более тридцати лет (интервью 2008 года - прим. В.М.). Он бережно относится к традициям вообще и много внимания уделяет работе со струнной группой. А здесь была особая школа, особое звучание струнной группы.

Когда Вы пришли в оркестр радио - здесь уже были свои традиции?

Конечно. Они были заложены еще Владимиром Федосеевым, а также концертмейстером, который работал с группой до меня - Евгением Тимофеевичем Климовым. Он всегда очень добросовестно и кропотливо занимался с домристами, добивался качественного звучания. Оркестр можно было не глядя отличить от других коллективов именно по звучанию домровой группы.

Ну а мы пытаемся сохранить и развить ту школу, которая была заложена.

Виктор Иванович, все-таки, приоткройте завесу этой тайны - почему домристов из оркестра Некрасова до сих пор отличают по звуку? Почему нас узнают в любом коллективе, почему достаточно извлечь несколько звуков, всегда отмечают - «какой красивый у Вас звук, Вы не из оркестра радио?»?

В этом, я думаю, сыграло роль то, что в доперестроечное время было очень много радийной работы. Десять  «живых»  передач в месяц с разными программами - это была норма!

Но ведь можно и как попало играть каждую передачу?

Нет, здесь в дело обязательно включается контроль, даже чисто микрофонный - есть же запись, пленка. Вот записали дубль, пошли, послушали - ага, вот тут трещит, там не звучит, а здесь помягче нужно. Так же и у певцов - поет вроде здорово, а в записи послушал - Бог знает что!

Вот это очень важный момент. Вы имели возможность слышать, где какие призвуки, т. е. именно работа на радио заставляла задуматься о качестве звучания?

Да, конечно, работа на радио многое давала! Фондовые записи во времена советского радио вообще очень строго контролировали. Собирался худсовет, в котором авторитетные музыканты прослушивали каждую запись и решали, как говорится,  «быть или не быть».

Многие говорят: “ вот, мол, специфика звукоизвлечения, все эти призвуки - треск, лязг, дребезг - это и есть специфика звукоизвлечения на домре”, по другому, она, бедненькая, якобы не может звучать. А все-таки, оказывается, можно послушать, проконтролировать и избавиться от этих немузыкальных звуков, от некрасивого тембра?

Да, и я должен сказать, что я обращал внимание именно на звук еще с училища. Качественного репертуара для домры не хватало, а учиться на хороших произведениях было надо, поэтому приходилось играть много переложений классики, а их стыдно было играть плохим звуком. В общежитии, где скрипачи и пианисты рядом занимаются, стыдно трещать «Кампанеллу», да еще и переделанную! Поэтому я все время слушал себя, старался придумывать всякие хитрости - обращал внимание на поворот медиатора, экспериментировал с материалом медиаторов.

На Ваш взгляд, из какого материала должен быть медиатор?

Раньше в моде были медиаторы из черепахи, но черепаховый медиатор я не считаю хорошим вариантом. Черепаховые медиаторы, к сожалению, дают очень много призвуков. Да и зачем играть черепаховым медиатором, когда сейчас существуют прекрасные полимерные материалы, медиторы из них хотя и периодически стираются, но, хорошо отшлифованные, звучат прекрасно и дают минимум призвуков.

И кстати, что касается секретов оркестрового звучания, то в нашем оркестре с давних времен были заведены мягкие медиаторы, сначала они были кожаные, теперь их делают из обычной полиэтиленовой крышки для банок. Кантилену в нашем оркестре всегда играли мягкими медиаторами, и звучание группы становилось бархатным, благородным по тембру.

Виктор Иванович, Вам, как концертмейстеру, приходится прослушивать вновь поступающих в оркестр. Как Вы считаете, достаточно ли внимания уделяют молодые исполнители работе над качеством звука?

К сожалению, очень мало внимания. И это очень заметно, часто бывает, прекрасный солист - эмоциональность, музыкальность, техника, - а звук никуда не годится и все перечеркивает… Иногда такое впечатление складывается, что в учебных заведениях о звуке вообще не говорят. Вот играет быстро, технично, и, Слава Богу. Но я знаю, что домра может лучше звучать. 

Этот критерий остается главным при оценке домристов и подборе кадров в оркестр ВГТРК?

В принципе, да.

Виктор Иванович, есть какие-нибудь пожелания к молодому поколению домристов?

Хочется пожелать, чтобы молодые домристы задумались о звуке. Потому что технический уровень сейчас невероятно возрос, и удивить беглостью и техничностью исполнения кого-либо уже трудно. Больше внимания звуку, фразировке, кантилене, Музыке, - это и есть самое важное!

Большое спасибо за беседу!

Беседу вела Вера Махан.

© «Домрист» 2008

Возврат к списку


Обсуждение

Валерий Жданов, 30.10.2016 18:48 Цитировать Имя

Уважаемая Вера Махан!
Очень давно мне довелось услышать сочинения и обработки В.И.Калинского.
По-моему они заслуживают внимания. Было бы неплохо, если бы нашелся энтузиаст, который помог бы набрать и опубликовать творчество этого автора.
Жданов В.П., преподаватель, г. Екатеринбург.


Vera, 12.11.2016 20:10 Цитировать Имя

Уважаемый Валерий Жданов!
Виктор Иванович, Слава Богу, жив, здоров и в состоянии самостоятельно издать свои сочинения.
Я передам ему Вашу просьбу.


(необходима авторизация для участия)